22:44 

Память.

Лютый зверь
Я то, что я есть
Название: Память
Автор: Лютый зверь 
Бета - Буду рад, если кто изъявит желание)
Категория/Рейтинг: G
Жанр: POV
Пары/Персонажи: - Исида и все кого вспомнил
Статус: - закончен
Предупреждение: - большой объем, возможно смерть почти оригинального персонажа.
Содержание: - Исида потерял не только силу Квинси
Дисклеймер: - не мое, не имею, не претендую
От автора: Хотелось посмотреть на другие стороны закрытого мальчика Исиды
Размещение: - только с моего согласия
Жизнь длиною в 9 дней.
Первые три дня
Когда я проснулся, а я именно проснулся, а не очнулся, рыжий был рядом.
- Куросаки?
- Доброе утро, Исида. Апельсин будешь? - я невольно посмотрел на его волосы и задумался.
- Ты все это время был здесь?
- Не все, но большую часть. Это больница моего отца. Она, конечно, не такая, как у твоего, но я не был уверен, что ты захочешь туда. Все-таки ты ушел против его воли. Мы ему пока не сообщали. Ты как?
- Лучше, чем до этого. А как давно я здесь?
- Почти три дня.
- Долго. А кто был рядом?
- Ну, я, отец, сестры, еще Чад тебя часто навещал. Кстати, скоро он должен будет прийти.
- Нет. Был кто-то еще. Кто-то, кто все время стонал. Было очень мучительно слушать. – меня пробил озноб только при одном воспоминании.
- Ты уверен, Исида? Никого не было. А вот ты стонал почти все время.
- Я? – я подумал, - Значит, это был я. Я, наверное, доставил много хлопот?
- Да нет! Ты что? – парень замахал руками. Я не стал слушать дальше.
- Расскажи мне, какой я?
- Ты? Ну, ты очень умный, даже отличник. Квинси. Ты говорил, что ненавидишь синигами, но всегда помогал. Надежный. Что еще? – парень почесал голову.
- Ты уверен, что мы друзья? – как-то уж очень странно он описывал этого Исиду Урью, словно боялся оскорбить, сказав правду.
- Я-то да. И не только я. Просто, как бы это сказать, - он снова стал чесаться, - Ну, ты не самый приветливый парень.
- Зачем же тогда мы друзья? – я и, правда, не понял.
- Ну… Кто сказал, что дружба – это просто? Я знаю одно – за тебя я был спокоен и уверен в тебе, как и в каждом из нас на 250%. Вот.
- Но ты не можешь сказать, что за человек этот Исида.
- Могу, просто странно говорить это тебе.
- Куросаки, я хочу, что бы ты кое-что понял. Я не тот Исида, которого ты знаешь. Я сам не знаю, кто я. Но я точно знаю, что когда память вернется, меня не станет. При амнезии формируется как бы временная личность…
- Мне все равно, что и где формируется. Я знаю одно – ты Исида, мой друг. Что бы ни случилось.
Я даже не сразу нашел, что ему ответить. В голове стало тоненько пульсировать – и это значит, что скоро мои виски взорвутся болью.
- Я могу прогуляться?
- Что?
- Я три дня лежал, могу ли я размяться?
- Ну, думаю немного можно. Физических повреждений у тебя уже нет. Да и было по мелочи, Урохара быстро все залатал. Только вставай осторожно. Вот, давай руку.
- Я и сам могу. – мне было немного неловко от его заботы, но он сунул руку мне под нос, едва я откинул одеяло.
Пришлось взять за руку, чтобы он успокоился. Как будто это он болен. Впрочем, он же себя винит, может я с ним зря так резко.

Он вывел меня в крошечный дворик. Солнышко, травка, ветерок. Это все так приятно, что даже боль куда-то отступила.
Куросаки попросил подождать его и вернулся внутрь. Интересно, куда я мог пойти по его мнению? Но свежий воздух манил меня, и я сделал несколько шагов вдоль стены, держась за нее одной рукой. Это отняло почти все силы, я прислонился спиной к стене. Она была теплой и шершавой. Я решил, что мне тут нравится. Вот только слегка подташнивало.
Вернулся Куросаки с какой-то скамеечкой. Мило. Он что, всегда такой услужливый? А по виду не скажешь. Скамеечка оказалась, как нельзя кстати, я устал от этой короткой прогулки, да и тошнота усиливалась.
- Исида, - я уже привык к этому имени, парень показывал на приближающегося здоровяка, - Это Чад. Я о нем рассказывал.
- Ты говорил, что мы в одном классе.
- Ну да.
- Шутишь?
Огромный парень в пестрой рубашке поднял руку в приветственном жесте, Куросаки поздоровался, а я смог лишь кивнуть. Даже тошнота отступила.
- Исида, мне сказали, что ты ничего не помнишь. – голос у Чада тихий, но сильный и глубокий. Я решил, что этот парень мне нравится.
- Простите.
- Дурень, - хлопнул меня по плечу рыжий, - За что ты извиняешься? Ты же спас нас.
Здоровяк молча кивнул. У него были грустные глаза необычного цвета, и этими самыми глазами он пристально рассматривал меня. Это смущало.
- Садо Ясуторо.
- Что?
- Ты не помнишь. Меня зовут Садо Ясуторо.
- А кто Чад?
Здоровяк завис. Куросаки почесал шею (помылся бы уже что ли) и сказал.
- Ну, «Чад» - это круто.
- Понятно, - сказал я, хотя ничего мне не понятно.
Садо-кун молчал, но его молчание не напрягало. Оно было спокойным и надежным. Вообще с ним приятно, только очень странно.
Я-то этих двоих вижу впервые, а они считают меня этим Исидой. При этом даже не могут сказать, что за человек был этот самый Исида Урью. От идеи расспрашивать Садо-куна я отказался сразу. Но лица у них хорошие, наверное, неплохие ребята. Вот только как им объяснить, что Исида, которого они знали – это не я.
- Садо-кун, мне Куросаки рассказал странную историю о пустых и синигами.
- Это правда.
- Вот как.
- Ты что, сомневался? – удивлению Куросаки не было предела. Этот парень начинал меня раздражать.
- А ты вот так просто во все это поверил бы? – я был не совсем искренним, на самом деле, я поверил. Я же видел его духовную нить. И я откуда-то знал, что это значит еще до того, как он мне рассказал. Я даже знал, что это называется рейраку. А еще на моем запястье знакомой тяжестью болтался пятиконечный крест, а ведь в больницах такие вещи снимают.
- Ну… Но ведь Чаду ты поверил сразу!
- Да.
- Это не честно! Почему…
- Братик, не шуми, пожалуйста, - к нам подошла глазастая девочка с теплыми каштановыми волосами в миленькой форме с надписью «Куро» на шапочке. На вид ей было лет 12-13.
- Да-да, - рыжий смущенно заулыбался, мгновенно став приятным и даже немного милым. Сразу видно, что он очень трепетно относится к этой малышке, - Прости меня, пожалуйста, Юзу.
- Вы уже очнулись! – девочка так искренне обрадовалась мне, что я почувствовал, как начал краснеть, - Мы очень рады, Исида-кун. Братик так переживал. Я пойду, сообщу отцу.
Девочка убежала, а Куросаки почему-то покраснел.
- У тебя очень милая сестра, Куросаки. – они с Чадом как-то странно уставились на меня. – Я что-то не то сказал?
- Ну, нет… Это, – теперь они засмущались. Ничего не понимаю, что я такого сказал? – Просто, ты обычно не говоришь, что думаешь о других людях.
Это звучало, как: «не говоришь о людях хорошо». Что же за засранец этот Исида? Разве сказать такое это не нормально? Да большинство людей сказали бы это, даже если бы сестренка оказалась ходячим кошмаром.
- Я тут заметил, что ты называешь меня Куросаки, а Чада – Садо-куном.
- Это не правильно?
- Да нет же. Просто ты так называл нас и раньше.
Я действительно не задумывался об этом. Я говорил так просто, без всякого умысла. Да я и не задумывался, как мне их называть, просто посчитал, что так правильно. Тошнота накатила новой волной, и я зажал рот рукой.
- Что случилось? – спросил незнакомый, взрослый голос.
- Похоже, его тошнит. – это Куросаки.
- Что ты дал ему поесть перед тем, как вывести? – мужчина присел передо мной на корточки и твердо взял меня за руку. Это без сомнения был доктор, только они касаются так. Пока Ичиго что-то мямлил про то, что я об этом не просил, доктор приподнял меня, наклоняя вперед и придерживая голову. Тошнота резко отступила, но я проваливался в какой-то туман, поглощающий звуки. Я не терял сознания, просто как бы ушел в полудрему. Я слышал, что они говорили, но не воспринимал слов. Потом мир закачался – меня куда-то несли. Наверное, это был Садо-кун. Я чувствовал его, Садо-кун стал той ниточкой, которая удерживала меня в сознании.

Не знаю, сколько времени прошло. Но осознавать окружающее я начал только в своей палате. Этот огромный парень просто молча был рядом, и от этого было легче. А потом я почувствовал приятный аромат горячей еды. Вошли Куросаки и Юзу-тян с подносом. Я посмотрел на аппетитно пахнущую тарелку, и… меня вывернуло прямо в, подставленный Садо-куном, тазик.
- Как стыдно, - проговорил я сквозь слезы, что бесконтрольно выступили на глазах.
- Это не стыдно, Исида-кун. – я совсем не заметил как вошел этот мужчина, - Но если ты не сможшь есть, то нам придется кормить тебя внутривенно. Ах да, я Куросаки Ишин – врач этой больницы.
- Спасибо, что заботились обо мне, - выпрямившись после поклона, я, наконец, рассмотрел отца Куросаки. Здоровый, бородатый мужик в белом халате, из-под которого выглядывала рубашка – двоюродная сестра гавайки Садо-куна. Не смотря на то, что мужчина был странноватый, мне в его присутствии стало спокойно.
- Ну, это моя работа. Ичиго просил не сообщать твоему отцу пока ты не придешь в себя, так как у вас какие-то разногласия, но теперь…
- Да, конечно. Я думаю, что стоит сообщить ему. – я немного замялся, прежде чем продолжить, - Только я его не помню. Я ничего не помню. Предупредите его, пожалуйста.
- Не помнишь? – сенсэй внезапно стал как-то серьезней, - Совсем? – я кивнул, и он обернулся к сыну, - Что еще ты мне не сказал? Складывается впечатление, что ты не совсем заинтересован в его выздоровлении.
Куросаки, который вначале выглядел виноватым, после этих слов кинулся в драку. Полагаю, мы с Садо-куном выглядели одинаково, пока смотрели на это. Эти двое мутузили друг друга самозабвенно до одури. При этом Куросаки громко возмущался, как отец мог такое сказать про меня. Сенсэй не оставался в долгу. Садо-кун молчал, а Юзу-тян просила прекратить таким тоном, что сразу стало понятно – это здесь в порядке вещей. Я чувствовал себя так, словно попал в дурдом.
- Да оставь ты их, Юзу, - в палату заглянула темноволосая девочка в такой же униформе, что и Юзу-тян. Девочка была симпатичной, но при этом явной пацанкой с уже сформировавшимся взглядом на жизнь. Ну, во всяком случае, мне именно так показалось. Она подошла к дерущимся и неожиданно наподдала ногой сенсэю! – Папа, ты мешаешь пациентам!
- Но, Карин, почему ты такая строгая с папочкой? Это все Ичиго! Он не сказал, что у Исиды-куна амнезия и не покормил его.
- Э-э, со мной все в порядке, - промямлил я, страстно желая оказаться где-нибудь подальше.
И они считают, что у меня проблемы с отцом!? Даже страшно подумать, что же ждет меня самого! Карин-тян выставила все семейство за дверь, за что я ей был безмерно благодарен.
Садо-кун сидел рядом безмолвной тенью. Очень большой безмолвной тенью. С ним я чувствовал себя гораздо свободнее. Мне предстояло обдумать все, что я узнал от Куросаки и все то, что здесь произошло. Садо-кун мне не мешал. Машинально я поправил очки. Садо-кун ничего не сказал, но я почувствовал его удивление и повернулся к нему.
- Что-то не так?
- Нет, но раньше ты делал вот так, - он поднес ладонь к лицу и поправил воображаемые очки за дужку на переносице. Я действительно поправил очки с боку.
- Садо-кун, я уже пытался объяснить Куросаки. Думаю, что ты меня поймешь. Я не тот Исида, которого вы все знали. Я чистый лист, на который нанесут знаки, и это будут совсем другие знаки.
- Нет, - сказал этот парень, и я понял, что он хотел сказать. Он не спорил со мной, он говорил, что это не имеет значения, - Исида – это Исида.
Вот так. Но я как-то сразу ему поверил. Было в нем что-то надежное, как скала. Куросаки был уверен в себе и своих словах, когда говорил, что мы друзья, но Садо-кун был так спокоен и безмятежен, что это передалось и мне.
Я стал думать о той истории, что рассказал мне рыжий непоседа. Значит, у меня есть духовный лук. Куросаки не помнил его названия, почему-то это не удивило. Я попробовал вызвать лук, исходя из описания одноклассника. В голове зашумело, а в животе громко заурчало – вот и весь результат.
Садо-кун встал и подошел к оставленному Юзу-тян подносу. Молча придвинул мне еду. Я с опаской начал есть, не хотелось, чтобы меня снова стошнило желчью. Но в этот раз я смог поесть. В животе появилась приятная, горячая тяжесть, и меня неудержимо стало клонить в сон.

@темы: Блич, fanfiction, Лютый зверь

   

Шу и Ко

главная